проект эвристического города - обучение детей и взрослых - проектирование жилого дома - метафизика и мировоззрение - алхимия тай цзи

ТИМОФЕИЧ timofeyich.ru

Как мы учились в МАРХИ

Эти и другие разделы будут постепенно наполняться содержанием и снабжаться перекрестными ссылками. Если Вы заметите неточности в записи, сообщите мне, я поправлю.

Общага МАРХИ на улице Орджоникидзе

1970 - 1977

Первый студент, с которым я встретился в коридоре общежития, был пятикурсник, хотя все студенты уезжают на лето отдыхать. Я в статусе поселяемого абитуриента шел по полутемному длинному коридору 11 этажа, ища номер своей комнаты, с чемоданом в одной руке и выданным мне ключом – в другой. Навстречу шел абсолютно голый, бородатый и в зюзю пьяный человек. Приблизившись, он раскинул руки, пытаясь меня схватить. Я нырнул ему под руку и пошел дальше. Сзади раздался шмяк упавшего на линолеум тела. Осмотрев комнату и оставив там вещи, я пошел обратно, аккуратно обшагивая лежащее тело и вытекшую из него мочу.

Панельное здание студентов МАРХИ в 15 этажей (три верхних этажа занимали девушки из института легкой промышленности, к которым легко клеился ярлык девушек из института легкого поведения). Лифт и лестницы в уступе двух зигзагообразно смещенных частей здания. От лифтового холла два коридора в разные стороны – длинный и короткий. Каждый из этих коридоров шел на одно из двух окон лифтового холла и получал от него дневной свет. Номера квартирного типа с двумя комнатами – маленькой на двух человек и большой - на трех, плюс прихожая, туалет и ванная. Еще были аспирантские с одной комнатой, прихожей, туалетом и ванной. Кроме этого, на каждом этаже были общая кухня посредине длинного коридора и общая рабочая комната в конце длинного коридора, где можно работать по ночам, никому не мешая спать. На первом этаже холл и столовая с входом с улицы.

У входа в общежитие МАРХИ. Какушкин Михаил, Лаврецкий Александр. 1975 год.

За зданием корт, обнесенный высокой сеткой, с навесом. Напротив здания за трамвайной линией огромный корпус, на котором стояли крупные буквы «Станкостроительный завод». По ночам они светились, первая буква периодически была погашена. До станции метро «Ленинский проспект» пять минут ходьбы. Иногда мы ходили на стоянку такси на Ленинском проспекте – пятьдесят копеек до института. Рубль - после повышения цен на аристократические непролетарские товары и услуги (кофе, коньяк, такси и прочее). За проспектом Нескучный сад, за ним Москва-река. Можно было дойти до Донского монастыря. Там у могилки Ирины Родионовны (няни Пушкина) я сидел на травке и зубрил физику.

В разные годы я жил в разных комнатах. В период абитуры мы жили в маленькой комнате с Лёней Бондарем и готовились к экзаменам в МАРХИ. С начала учебы в МАРХИ меня поселили в большой комнате с Юрой Шляком из Севастополя и Папой Масини Тямом из Сенегала. В маленькой комнате по соседству жили пятикурсники Лёша и Валера. На третьем курсе, когда я стал Замом Председателя Студенческого совета, я поселился в аспирантской, где жил один. Позже я опрометчиво подселил к себе Сережу Гришина. С четвертого курса я перебрался в маленькую комнату и жил с Сашей Лаврецким из Польши. На пятом курсе Саша снял себе квартиру в районе станции метро «Ждановская» (сейчас «Выхино»), и я жил один в маленькой комнате до окончания института.

Продолжение следует.